Сетевое издание "Медицина и образование в Сибири"
 
 
  

 
№ 3 - 2014 г.
14.00.00 медицинские науки

УДК 616.89-008.441:159.942]-614.23

РОЛЬ УРОВНЯ ЛИЧНОСТНОЙ ТРЕВОЖНОСТИ В ФОРМИРОВАНИИ СИМПТОМОВ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ВЫГОРАНИЯ У ВРАЧЕЙ-ИНТЕРНОВ

Т. Ю. Ласовская, О. А. Алмадакова, В. В. Зеленская

ГБОУ ВПО «Новосибирский государственный медицинский университет» Минздрава России (г. Новосибирск)

Целью работы является оценка роли личностной тревожности (ЛТ) в формировании симптомов эмоционального выгорания (СЭВ) у врачей-интернов. Материалы и методы. Сто семь врачей-интернов (83 женщины и 24 мужчины, средний возраст 24,4 ± 1,8 года) заполнили опросник К. Маслач в начале и в конце обучения в интернатуре. Уровень тревожности оценивался по шкале самооценки тревожности Ч. Д. Спилбергера — Ю. Л. Ханина. Результаты исследования. Показано, что врачи с высоким уровнем ЛТ уже на начальном этапе работы имеют достоверно более высокие значения по эмоциональному истощению 25,5 ± 7,1 и сниженный уровень профессиональных достижений 30,2 ± 5,1 в сравнении с интернами со средним и низким уровнем ЛТ (P < 0,001). Распространенность высоких значений СЭВ нарастает у интернов с высокой тревожностью: эмоциональное истощение с 53,8 до 69,2 %; деперсонализация с 41,0 до 61,5 %; редукция профессиональных достижений с 56,4 до 71,8 % случаев. Оценка динамики СЭВ показала нарастание уровня деперсонализации у врачей со средним и высоким уровнем ЛТ. Корреляционный анализ показал связь уровня ЛТ с эмоциональным истощением (0,53) и редукцией профессиональных достижений (–0,35).

Ключевые слова: синдром эмоционального выгорания, синдром эмоционального выгорания врачей-интернов, уровень личностной тревожности.


Актуальность темы. Об уровне синдрома эмоционального выгорания (СЭВ) можно судить по показателям распространенности высоких значений отдельных симптомов СЭВ. I. A. Guidio et al. (2012) при изучении СЭВ у интернов разных специальностей выявили высокий уровень эмоционального истощения в 37,84 % случаев; деперсонализации — в 43,24 % случаев; низкий уровень профессиональных достижений — в 48,65 % случаев [3].

Некоторые из исследований посвящены изучению личностных черт профессионалов как фактора риска развития СЭВ. J. P. Lemkau et al. (1988) выявили многочисленные корреляционные связи между особенностями личности и симптомами СЭВ. При этом ситуативные и демографические факторы не имели значения [6].

В. И. Евдокимов и Т. И. Шевченко (2006) показали роль такой черты как ригидность. В формировании фазы «напряжение» участвует установочная ригидность (коэффициент корреляции — 0,34). В формировании стадии «резистенция» имеет значение сенситивная ригидность (0,43) и ригидность как состояние (0,22). Фаза «истощение» связана с 4-мя составляющими: симптомокомплексом ригидности (0,41); актуальной ригидностью (—0,38); сенситивной ригидностью (0,51) и установочной ригидностью (0,41). Авторы приходят к выводу, что в первой фазе формирования СЭВ ригидность чаще всего участвует в виде отдельных психических реакций; во второй — в виде психического состояния; в третьей — в виде сформировавшихся особенностей личности [1].

Н. В. Козина (1998) проводила изучение роли эмпатии в формировании симптомов СЭВ. Она показала, что врачи такой специальности как «психотерапевт» имеют высокий и средний уровень эмпатии, проявляя сопереживание и сочувствие к пациентам. Однако вместе с тем, они используют ряд эффективных психологических защит, благодаря которым врачам-психотерапевтам удается избегать появления эмоционального истощения. Установлено также, что высокий уровень эмпатии имеют молодые, начинающие врачи, с небольшим стажем работы, сенситивные, тревожные и высоко ответственные. Для них характерна тенденция для эмоциональной включенности в проблемы пациентов, сопереживание, построение процесса общения за счет отдачи своего эмоционального потенциала (эмоциональный вид эмпатии). Средний уровень эмпатии имеют врачи-психотерапевты с большим стажем работы, уже имеющие определенный профессиональный опыт и высокую коммуникативную компетентность. Они в высокой степени способны прогнозировать эмоциональные реакции пациента (когнитивная эмпатия) [2].

В целом ряде работ подчеркивается роль высокого уровня нейротизма в развитии СЭВ [5, 7, 8].

Однако в литературе присутствуют лишь единичные данные о роли уровня тревожности в формировании СЭВ. Например, G. Gustafsson et al. (2009) в пилотажном исследовании показали, что выгоревшие медицинские работники имеют достоверно более высокие значения тревожности по 16-факторному опроснику Кэттэлла [4].

Цель работы: изучить роль личностной тревожности в формировании СЭВ у врачей-интернов.

Материалы и методы исследования. В исследовании приняли участие 107 врачей-интернов разных специальностей Новосибирского государственного медицинского университета, поступившие в интернатуру в 2013 году, из них 83 женщины и 24 мужчины. Средний возраст испытуемых составил 24,4 ± 1,8 года. Оценка уровня тревожности проводилась с помощью шкалы самооценки тревожности Ч. Д. Спилбергера — Ю. Л. Ханина. Изучение симптомов СЭВ проводилось по опроснику К. Маслач и С. Джексона в модификации Н. Водопьяновой дважды (в начале обучения в интернатуре и при ее завершении). Статистическая обработка результатов исследования проводилась с помощью программы Statistica 10.

Результаты исследования и их обсуждение. По результатам заполнения шкалы самооценки тревожности Ч. Д. Спилбергена — Ю. Л. Ханина все интерны были разделены на три группы в зависимости от уровня их личностной тревожности (ЛТ) (с низким уровнем — 68 человек, со средним уровнем — 54 человека, с высоким уровнем — 39 человек).

Оценка распространенности высоких значений СЭВ в зависимости от уровня ЛТ на начальном этапе прохождения интернатуры представлена в табл. 1.

Таблица 1

Оценка распространенности высоких значений СЭВ в зависимости от уровня ЛТ на начальном этапе прохождения интернатуры

Уровень ЛТ Эмоциональное истощение Деперсонализация РПД
Низкий уровень ЛТ, % 10,3 23,5 16,2
Средний уровень ЛТ, % 11,1 20,4 14,8
Высокий уровень ЛТ, % 53,8 41,0 56,4

Примечание: РПД — редукция профессиональных достижений

Таким образом, каждый второй врач-интерн с высоким уровнем ЛТ уже в самом начале карьеры имеет высокие значения по каждому из составляющих СЭВ. В то время как у врачей со средним и низким уровнями ЛТ это только каждый пятый или каждый десятый специалист.

Средние значения СЭВ по опроснику К. Маслач на начальном этапе работы врачей-интернов представлены в табл. 2.

Таблица 2

Средние значения СЭВ по опроснику К. Маслач на начальном этапе работы врачей-интернов

Уровень ЛТ Эмоциональное истощение Деперсонализация РПД
Низкий уровень ЛТ 15,1 ± 5,7 8,1 ± 5,1 35,1 ± 7,3
Средний уровень ЛТ 16,5 ± 5,9 7,3 ± 3,6 35,3 ± 4,7
Высокий уровень ЛТ 25,5 ± 7,1 9,1 ± 3,9 30,2 ± 5,1

По уровню эмоционального истощения интерны с высоким уровнем ЛТ имеют достоверно более высокие значения по сравнению с интернами со средним (P ≤ 0,001) и низким уровнями (P ≤ 0,001) ЛТ. Также у интернов с высоким уровнем ЛТ достоверно снижены профессиональные достижения, в сравнении с интернами со средним (P ≤ 0,0001) и низким уровнями (P ≤ 0.009) ЛТ. Достоверных различий по уровню деперсонализации между группами с разным уровнем ЛТ не выявлено. Средние значения эмоционального истощения и РПД у врачей с низким и средним уровнями ЛТ достоверно не различались.

Проведен корреляционный анализ между значениями симптомов СЭВ и ЛТ на начальном этапе обучения в интернатуре. Коэффициент корреляции между значениями ЛТ и эмоциональным истощением составил 0,53; ЛТ и РПД (—0,35).

Повторное исследование показало, что у интернов с высоким уровнем ЛТ значительно нарастают высокие значения по симптомам СЭВ (табл. 3).

Таблица 3

Оценка распространенности высоких значений СЭВ в зависимости от уровня ЛТ при завершении интернатуры

Уровень ЛТ Эмоциональное истощение Деперсонализация РПД
Низкий уровень ЛТ, % 7,1 42,9 35,7
Средний уровень ЛТ, % 18,5 33,3 22,2
Высокий уровень ЛТ, % 69,2 61,5 71,8

У интернов с низким уровнем ЛТ в два раза нарастает распространенность высоких значений по деперсонализации и РПД.

Средние значения по опроснику К. Маслач при завершении интернатуры представлены в табл. 4.

Таблица 4

Средние значения по опроснику К. Маслач при завершении интернатуры

Уровень ЛТ Эмоциональное истощение Деперсонализация РПД
Низкий уровень ЛТ 17,8 ± 4,4 8,9 ± 4,1 32,1 ± 8,4
Средний уровень ЛТ 17,9 ± 5,8 8,9 ± 4,3 34,2 ± 4.9
Высокий уровень ЛТ 26,3 ± 5,6 11,6 ± 3,8 28,5 ± 5,1

В повторном исследовании сохраняется выявленная ранее тенденция: интерны с высоким уровнем ЛТ имеют достоверно более высокие значения по эмоциональному истощению (P < 0,0001), достоверно более низкий уровень профессиональных достижений (P < 0,04), достоверно более высокий уровень деперсонализации (P < 0,01).

Достоверных различий в уровне симптомов СЭВ у интернов со средним и низким уровнями ЛТ не выявлено.

Оценка динамики симптомов СЭВ показала, что у врачей-интернов с низким уровнем ЛТ отсутствует достоверная динамика за период прохождения интернатуры по всем симптомам СЭВ. У врачей со средним и высоким уровнями ЛТ достоверно нарастают симптомы деперсонализации (P ≤ 0,04 и P ≤ 0,01). Достоверной динамики эмоционального истощения и РПД у них не отмечается.

Выводы. Делается вывод о том, что высокий уровень ЛТ играет роль в формировании симптомов СЭВ. Врачи с высоким уровнем ЛТ представляют собой группу риска формирования СЭВ.

Список литературы

  1. Евдокимов В. И. Факторы риска формирования синдрома эмоционального выгорания у сотрудников государственной противопожарной службы МЧС России / В. И. Евдокимов, Т. И. Шевченко // Вестн. психотерапии. — 2006. — № 19 (24). — С. 74–84.
  2. Козина Н. В. Исследование эмпатии и ее влияния на формирование «синдрома эмоционального выгорания» у медицинских работников : автореф. дис. ... канд. психол. наук / Н. В. Козина. — СПб., 1998. — С. 12, 24.
  3. Stress and burnout among multidisciplinary residents / L. A. Guido [et al.] // Rev. Lat. Am. Enfermagem. — 2012. — Nov-Dec. — Vol. 20 (6). — Р. 1064–71.
  4. Personality traits among burn out and non-burn out health-care personal at the same workplaces : a pilot study / G. Gustafsson [et al.] // Int. J. Ment. Health. Nurs. — 2009. — Oct. — Vol. 18 (5). — Р. 336–348.
  5. Kamrowska A. Professional burnout among psychiatrists / A. Kamrowska, C. Kamrowski // Pol. Merkul. Lekarski. — 2010. — Mar. — Vol. 28 (165). — Р. 242–243.
  6. Correlates of burnout among family practice residents / J. P. Lemkau, R. R. Purdy, J. P. Rafferty, J. R. Rudisill // J. Med. Educ. — 1988. — Sep. — Vol. 63 (9). — Р. 682–691.
  7. Poraj G. Personality as a teache`s burnout predictor / G. Poraj // Med. Pr. — 2009. — Vol. 60 (4). — Р. 273–282.
  8. Relationship of burnout with personality, Alexitymia and coping behaviors among physicians in a semiurban and rural area in Turkey / O. Taycan [et al.] // Arch. Environ. Occup. Health. — 2014. — Vol. 69 (3). — Р. 159–166.

 

Учредитель: Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Новосибирский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации (ФГБОУ ВО НГМУ Минздрава России)

Государственная лицензия ФГБОУ ВО НГМУ Минздрава России
на образовательную деятельность:
серия ААА № 001052 (регистрационный № 1029) от 29 марта 2011 года,
выдана Федеральной службой по надзору в сфере образования и науки бессрочно

Свидетельство о государственной аккредитации ФГБОУ ВО НГМУ Минздрава России:
серия 90А01 № 0000997 (регистрационный № 935) от 31 марта 2014 года
выдано Федеральной службой по надзору в сфере образования и науки
на срок по 31 марта 2020 года

Адрес редакции: 630091, г. Новосибирск, Красный проспект, д. 52
тел./факс: (383) 229-10-82, адрес электронной почты: mos@ngmu.ru

Выпуск сетевого издания «Медицина и образование в Сибири» (ISSN 1995-0020)
прекращен в связи с перерегистрацией в печатное издание «Journal of Siberian Medical Sciences» (ISSN 2542-1174). Периодичность выпуска — 4 раза в год.

Архивы выпусков «Медицина и образование в Сибири» доступны на сайте с 2006 по 2016 годы, а также размещены в БД РИНЦ (Российский индекс научного цитирования) на сайте elibrary.ru.

Средство массовой информации зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) —
Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-72398 от 28.02.2018.

© ФГБОУ ВО НГМУ Минздрава России, 2020



22.05.2017
Сетевое издание «Медицина и образование в Сибири» преобразовано в печатное издание «Journal of Siberian Medical Sciences». Дата перерегистрации: 18.05.2017. Свидетельство о СМИ: ПИ № ФС 77-69793.
Подробнее >>

03.04.2017
С 2017 года Издательско-полиграфическим центром НГМУ осуществляется выпуск печатного издания «Сибирский медицинский вестник».
Подробнее >>

08.02.2016
Уважаемые авторы! Открыт прием статей во 2-й номер 2016 года (выход номера — середина мая 2016 г.).
Подробнее >>

11.01.2016
Уважаемые авторы! Продолжается прием статей в 1-й номер 2016 года (выход номера — конец февраля 2016 г.).
Подробнее >>

28.12.2015
Уважаемые авторы! Сетевое издание входило в Перечень ВАК до 30 ноября 2015 г. Работа по включению издания в новый Перечень ВАК продолжается.
Информация о формировании Перечня ВАК
Подробнее >>

Архив новостей


Rambler's Top100