Сетевое издание "Медицина и образование в Сибири"
 
 
  

 
№ 5 - 2014 г.
14.00.00 медицинские науки

УДК 614.2(571.1)"1941/45"

МЕДИЦИНСКОЕ СНАБЖЕНИЕ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ, ВКЛАД В ОБЕСПЕЧЕНИЕ МЕДИЦИНСКИМ ИМУЩЕСТВОМ СИБИРСКИХ ХИМИКО-ФАРМАЦЕВТИЧЕСКИХ ЗАВОДОВ

Е. А. Ставский, А. П. Жданов, В. В. Догадов, Е. А. Цареградская, А. А. Шнякин

ГБОУ ВПО «Новосибирский государственный медицинский университет» Минздрава России (г. Новосибирск)

Снабжение медицинским имуществом медицинских служб, формирований и учреждений имеет большое значение для медицинского обеспечения населения, как в мирное, так и военное время. Несмотря на предпринятые меры в предвоенные годы советская химико-фармацевтическая промышленность оказалась не готовой к войне. Уже в начале войны возникла необходимость осуществления срочных организационных мероприятий, а также пересмотра ряда нормативно-регламентирующих документов. Основным и решающим из них оказалась эвакуация фармацевтических заводов из Украины, Белоруссии, Москвы и Ленинграда в глубокий тыл, что привело к созданию так называемой восточной группы фактически новых предприятий химико-фармацевтической промышленности. В частности, крупные химико-фармацевтические предприятия были созданы в Новосибирске (ампульные растворы), Тюмени (натрия хлорид и йод), Анжеро-Судженске (выпуск стрептоцида и сульфидина), Соликамске (калия хлорид) и других городах Сибири. Принятый комплекс мер позволил расширить ассортимент выпускаемого медицинского имущества, создать необходимые резервы, организовать снабжение медицинским имуществом Красную Армию и уже к 1945 году увеличить почти в 10 раз долю продукции предприятий медицинской и химико-фармацевтической промышленности восточных районов страны.

Ключевые слова: резерв, медицинское имущество, запасы, лекарственные средства, санитарные склады, система медицинского снабжения.


Введение. Значение обеспечения медицинским имуществом (МИ) различных штатных и нештатных медицинских формирований в мирное время при возникновении чрезвычайных ситуаций техногенного или природного характера трудно переоценить. Огромное значение и остроту вопросы обеспечения МИ, наличия и заблаговременного создания их резервов, особенно государственного резерва, приобретают в военное время. Понятие «резерв» происходит от французского слова «resev» или от латинского «reservus» (сберегаю, сохраняю) и имеет два значения: запас чего-либо на случай надобности; источник, откуда черпаются необходимые новые материалы, силы. Государственный резерв МИ — это создаваемые и планомерно пополняемые государством запасы МИ (лекарственные препараты, перевязочные средства, инструменты, медицинское оборудование, санитарно-хозяйственное имущество и пр.) необходимого для бесперебойного функционирования экономики, для нужд обороны, ликвидации стихийных бедствий и удовлетворения других потребностей государства и общества [1].

Основа формирования, совершенствования и модернизации резервов МИ была заложена в 20–30-х годах ХХ века, однако к началу Великой Отечественной войны (ВОВ) не удалось сформировать достаточные запасы МИ для вновь формируемых воинских частей и медицинских учреждений. Кроме этого, положение усугублялось захватом противником в начале войны предприятий медицинской и химико-фармацевтической промышленности в ряде западных районов. Вместе с тем, благодаря наличию государственных резервов МИ и его пополнению, в годы ВОВ было налажено бесперебойное снабжение МИ войск действующей армии, что в большой степени содействовало возвращению в строй свыше 70 % раненых и 90 % больных [1].

Цели исследования: провести анализ некоторых основных направлений развития государственных резервов МИ в довоенный период и в годы ВОВ по обеспечению МИ медицинской службы РККА (Рабоче-крестьянской Красной армии). Оценить вклад в обеспечение МИ сибирских химико-фармацевтических заводов.

Результаты и обсуждение. В 20–30-е годы происходит становление, формирование и развитие государственного резерва МИ. После окончания Гражданской войны, в 1924–1928 годах, в стране проводятся военные реформы, доводится до конца инвентаризация МИ и санитарно-хозяйственного имущества, проводятся мероприятия по пополнению и освежению резервов (неприкосновенных запасов). С 1926 года централизованный порядок пополнения и освежения резервов МИ заменяется на децентрализованный, и в этот же период вводится в действие новая «Инструкция по комплектации, хранению и освежению МИ неприкосновенного запаса (резерва), предназначенного для военно-санитарного ведомства частей и войск». В эти годы, во многом благодаря деятельности Комиссии по пересмотру действующих табелей по штатам мирного и военного времени, утверждаются и вводятся в действие описи комплектов перевязочных средств; список предметов, помещаемых во врачебные сумки на военное время; описи хирургических наборов; временные каталоги предметов медицинского снабжения на мирное и военное время; основной каталог имущества военно-санитарного снабжения. В 1936 году приказом Народного комиссара обороны (НКО) № 0119 утверждается и вводится в действие «Сборник комплектов и норм медико-санитарного имущества для частей и учреждений Красной армии на военное время (1-я часть приказа)» [1, 3].

За 6 месяцев до начала ВОВ, в декабре 1940 года, приказом НКО СССР № 0294 утверждается и вводится в действие очередной «Сборник комплектов медико-санитарного имущества для частей и учреждений Красной армии на военное время». В соответствии с данным сборником предусматривалось наличие следующих групп комплектов МИ: комплекты войсковые, комплекты вьючные для горнострелковых частей, комплекты парашютно-десантные, комплекты и средства санитарно-химической защиты, комплекты госпитальные, комплекты аптечные, комплекты лабораторные, комплекты групп усиления. Описи комплектов МИ составлялись в соответствии с новыми взглядами на медицинское обеспечение боевых действий войск. Внедрение в практику этих комплектов МИ способствовало оптимизации медицинского обеспечения войск в целом и системы медицинского снабжения, в частности. Например, возможность использования одних и тех же комплектов МИ для оснащения различных подразделений, частей и учреждений позволяла оперативно вносить изменения в нормирующие документы. В этом же году утверждается и вводится в действие «Инструкция по комплектованию, хранению, освежению и учету медико-санитарного имущества» [2, 3].

В 30-е годы неуклонно развивается медицинская и химико-фармацевтическая промышленность, расширяется производство лекарственных средств, в первую очередь, для лечения боевой патологии, осваивается выпуск новых эффективных препаратов. С этой целью строятся крупные химико-фармацевтические заводы в Москве, Ленинграде, Киеве, Харькове, Одессе, Курске, Свердловске, Сталинграде, Ташкенте. Тогда же налаживается производство эндоскопических приборов, хирургической и физиотерапевтической аппаратуры. Поставки резиновых изделий для нужд государственного резерва МИ осуществлялись с предприятий резиновой промышленности Москвы, Ленинграда, Киева. Происходит коренной перелом в производстве автосанитарной техники, выпуск которой налаживается на машиностроительных заводах Херсона, Мариуполя и др. Кузова для авторентгенов и автолабораторий изготавливаются на заводе «Аремкуз» (Москва), а монтаж специальной части рентгеновской установки осуществляется на Московском заводе «Мосрентген». Для массового производства перевязочных средств переоборудуется Городищенский отделочный комбинат текстильной промышленности, расширяется выпуск на Московской фабрике 8-го Марта, Киевской и Харьковской фабриках. Производство средств санитарно-химической защиты организуется на заводе «Акрихин» (Купавна) и фармзаводе № 1 (Ленинград). Производство аптечной посуды для формирования комплектов МИ развертывается на стекольных заводах в Клину и Солнечногорске. На предприятиях местной промышленности и промкооперации в Москве, Клинцах и Карачеве налаживается выпуск укладочных ящиков для комплектов МИ. Поставки МИ для нужд государственного резерва в целом осуществлялись с 250-ти заводов, в том числе с 59-ти предприятий химико-фармацевтической промышленности. Благодаря предпринятым мерам, к концу 30-х началу 40-х годов была в основном преодолена зависимость от импорта лекарственных средств и другого МИ [1, 3].

Накануне ВОВ в резервах (неприкосновенных запасах — НЗ) медицинских складов было накоплено 60 тыс. комплектов перевязочных средств и 7 тыс. комплектов шин, а также автодушевых — 1851 ед., автодезинфекционных камер — 1713 ед., автолабораторий — 93 ед., авторентгенов — 84 ед. По состоянию на 1 января 1941 года войска были полностью укомплектованы основными комплектами МИ так называемого боевого перечня, войсковыми комплектами и средствами санитарно-химической защиты, сумками санитара и санитарного инструктора. Тем не менее, несмотря на принятые в предвоенные годы меры по подготовке резервов (НЗ) МИ к войне, уже с её началом выявились нерешенные проблемы, ошибки и просчеты. Во многом это было обусловлено незавершенностью выполнения комплекса мероприятий по формированию современной системы резервов, НЗ МИ, предназначенных для военного времени. Многие склады, на которых хранились резервы, НЗ МИ, дислоцировались вблизи западных границ и поэтому были захвачены или уничтожены противником в первые дни войны. Так практически все НЗ МИ трех из шести санитарных сладов приграничных округов достались противнику, а на санитарных складах в Риге и Ковно оно было уничтожено пожарами.

В августе 1941 года из-за сложной оперативной обстановки на Южном фронте не удается вывезти МИ с армейских головных санитарных складов, поэтому оно было уничтожено на ст. Кавуны. Почти половина гарнизонных военных госпиталей Прибалтийского, Киевского и Западного особых военных округов были эвакуированы, не имея возможности вывезти МИ, предназначенное для лечебных учреждений, формируемых по мобилизационному плану. Положение усугублялось также захватом противником ряда предприятий медицинской и химико-фармацевтической промышленности (в Одессе, Киеве, Харькове, Витебске и других городах), а на оккупированной территории им уничтожается 8324 аптечных учреждений и свыше 40 фармацевтических заводов и фабрик. В этой связи обеспеченность многими важнейшими лекарственными средствами и медицинскими изделиями снизилось до критического уровня. Так, по данным В. П. Лапина: «К началу войны запасы составляли: свыше 6,5 т йода кристаллического, но много было брошено при отступлении. В течение 4-го квартала 1941 года и 1-го квартала 1942 года поставки йода в армию совершенно прекратились. В октябре 1942 года из США поступила первая партия медикаментов, в том числе 2,0 т йода кристаллического. Летом 1943 года войска были обеспечены настойкой йода лишь на 34 %» [5].

При отступлении наши войска стремились забрать с собой МИ, находящееся в ведении местных аптечных управлений, рай-, гор-, и облздравотделов, промышленных предприятий, если они к моменту отхода войск не были эвакуированы. Например, при эвакуации городов Сталино и Ворошиловград с санитарных складов Южного фронта было вывезено около 5,0 млн м марли и большое количество другого МИ. В целом, благодаря героическим усилиям специалистов медицинского снабжения, значительные запасы МИ — более 1200 вагонов из прифронтовых районов были перемещены в тыл страны. Кроме того, часть промышленных предприятий, выпускавших лекарственные средства и медицинские изделия, практически без потерь эвакуированы на Урал, Дальний Восток, в Сибирь, Среднюю Азию и Закавказье [7].

Для облегчения работы предприятий по выполнению гособоронзаказа были предприняты некоторые дополнительные нормативно-регламентирующие и организационные меры. В частности, упрощена система оформления нормативно-технической документации на многие образцы МИ. Помимо этого, на 25–35 % сокращена номенклатура в табельных нормах, скорректированы описи комплектов с учетом реальной возможности заготовки. В результате принятых мер в кратчайшие сроки был начат выпуск продукции на вновь созданных крупных предприятиях медицинской и химико-фармацевтической промышленности в Новосибирске, Тюмени, Актюбинске, Нижнем Тагиле, Анжеро-Судженске. Уже в 1942 году восстановлено производство основных лекарственных средств на московских фармацевтических заводах «Акрихин», им. Н.А. Семашко, алкалоидном и эндокринном заводах, оборудование которых в 1941 году было эвакуировано в тыл. Помимо этого, на производство лекарственных средств перепрофилирован ряд предприятий химической и пищевой промышленности, в частности Кемеровский анилинокрасочный завод, химические предприятия Перми, Кинешмы и др. В 1942 году на Бакинском нафталиновом заводе освоено производство антисептических препаратов, натрия хлорида, кофеина и некоторых других лекарственных средств [3, 6, 8].

В годы ВОВ после эвакуации ряда предприятий из западных районов страны на Урале и в Западной Сибири были созданы и начали успешно работать новые фармацевтические заводы (Новосибирский, Кемеровский, Анжеро-Судженский, Тюменский, Томский и др.). Значительно увеличился выпуск лекарственных средств, необходимых фронту и населению страны (эфир для наркоза, новокаин, стрептоцид, сульфадин и др.,). Кроме того, в годы ВОВ было организовано производство лекарственных средств, ранее не вырабатывающихся в СССР (фенамин, фенотиазин, сальсолин, сальсолидин и др.), существенно расширен ассортимент сульфаниламидных препаратов, начато производство пенициллина, грамицидина и др. Уже к 1945 году доля предприятий медицинской и химико-фармацевтической промышленности восточных районов страны достигла 24,5 % от общего выпуска лекарств и изделий медицинского назначения (в 1940 году — 2,8 %) [3, 4, 6, 8].

К числу предприятий Сибири, внесших весомый вклад в медицинское обеспечение Советских войск, лечение раненых и больных и быстрейшее возвращение их в строй, относятся Новосибирский, Тюменский, Анжеро-Судженский, Томский, Кемеровский и другие химико-фармацевтические заводы [9].

История возникновения Новосибирского химфармзавода была начата эвакуацией эшелоном № 301 из Москвы 27 ноября 1941 года 28-ми специалистов фармацевтической промышленности с семьями, работавших ранее на заводах имени Семашко, имени Карпова, на заводе эндокринных и витаминных препаратов. Под завод отдали двухэтажный склад местного отделения общества Красного Креста и Красного Полумесяца и все строения на прилегающей территории. Оборудование перевозили на подводах со станции Алтайская (ныне — Новосибирск-Южный). Паровой котел, позднее доставленный из Москвы для отопления, заводчане доставляли на место с помощью канатов, волоком. А потом в лютую стужу копали вручную траншеи для системы водо- и теплоснабжения, канализации, подводили воду, пар. 29 марта 1942 года — прекрасный подарок фронту! — завод выдал первую свою продукцию. Это были настойка йода в ампулах, кофеин, натрий бензоат, бинты — крайне необходимые для бойцов. К концу 1942 года выпускали уже более 30-ти наименований продукции, в том числе пантокрин во флаконах, инсулин, порошковый уротропин. 1943 год стал годом налаживания многостадийного производства аскорбиновой кислоты. Позднее стали получать с Анжерского химфармзавода, из Кузбасса, пирамидон, стрептоцид, сульфидин, дисульфан и, добавляя тальк и крахмал, делали таблетки. Досталось заводу и вывезенное из Москвы, с завода имени Семашко, оборудование для производства защитных рентгеновских экранов — его тоже наладили и запустили. Металл для экранов сплавляли в котельной, для столь сложного производства недоставало оборудования. Заливали экраны эмульсионным слоем вручную. Словом, коллектив полным ходом включился в поставки лекарственных препаратов для фронта и фронтовых госпиталей [10].

Тюменский химико-фармацевтический завод был заложен трудом рабочих, служащих, ИТР (250 человек) завода им. Карпова, эвакуированных в Тюмень специальным эшелоном 16 ноября 1941 года. Указанный коллектив с конца 1941 года начал осваивать производство химико-фармацевтических препаратов. На основании распоряжения исполкома Тюменского горсовета депутатов трудящихся от 1 декабря 1941 года № 795 на производственных площадях мебельной артели «Победа» и территории конного двора завода «Красный Октябрь» было размещено эвакуированное оборудование Московского химико-фармацевтического завода имени Л. Я. Карпова. Не дожидаясь монтажа парового котла, коллектив завода с первых же дней освоения площадки в существующих помещениях в примитивных условиях начал вырабатывать ряд нужных стране медикаментов. В самых тяжелейших условиях был освоен выпуск препаратов фармакопейной чистоты: хлористый натрий; кофеин натрий бензокислый; кофеин натрий салициловый; йод сублимированный; йодгиперсол; ртуть двухлористая. На выделенной площадке организация химико-фармацевтического производства потребовала от коллектива большой затраты сил и самоотверженности в работе. Площадка не имела ни силового хозяйства — котельной, трансформаторной, ни надлежащего водопровода, ни канализации, ни железнодорожной ветки, ни благоустроенных подъездных путей. С пуском в июне 1942 года парового котла на паровой обогрев была переведена аппаратура производств хлористого натрия, солей кофеина и вновь смонтирована аппаратура для следующих производств: хлористый кальций кристаллический; хлористый аммоний чистый, сернокислый аммоний чистый; йодоформ; натр едкий чистый; гидроксель; новарсенал (последняя стадия); ртуть однохлористая; ртуть амидохлорная; серебро коллоидальное [10].

В 1936 году Томская химфарм-лаборатория была преобразована в химико-фармацевтический завод, который производил настойки, экстракты, капли, мази, пластыри, таблетки. Существенное расширение номенклатуры продукции произошло во время ВОВ, когда завод получил оборудование от некоторых Московских фармацевтических предприятий и начал производить для нужд фронта эфир, висмут азотнокислый, молочный сахар [10].

Анжеро-Судженский химико-фармацевтический завод начинает свою историю с эвакуации московского химфармзавода им. Семашко в военные сороковые годы. 12 февраля 1942 года приказом Главхимпрома Наркомздрава СССР предприятие было введено в действие. И первую свою продукцию, белый стрептоцид, завод дал невероятно быстро — 16 апреля 1942 года, через два месяца после прибытия из Москвы эшелона с людьми и оборудованием. Затем здесь стали производить другие субстанции лекарственных препаратов, крайне необходимые фронту: сульфидин, адонилен, норсульфазол натрия. Между тем предприятие представляло собой всего один производственный цех с маленькой подстанцией, насосом и локомотивом, который использовался в качестве парового генератора. Объем производства в 1945 году достиг уже 246 тыс. руб., это в 11,2 раза выше уровня 1942 года. Такой рост возможен был только благодаря энтузиазму работников предприятия [10].

Благодаря резервам медицинского и санитарно-хозяйственного имущества только в Новосибирске и области в годы ВОВ было развернуто 55 госпиталей, в которых восстановили здоровье 218 611 военнослужащих, были проведены более 55 тыс. хирургических операций и свыше 17 500 переливаний крови [2].

В своих воспоминаниях о ВОВ легендарный полководец Георгий Константинович Жуков неоднократно подчеркивал значение материальных резервов, накопленных как в начальный период, так и созданных в ходе ВОВ. Запасы госрезерва создавались для «обеспечения перевода хозяйства на военный лад и питания войск до тех пор, пока хозяйство не заработает целиком на нужды войны». Жуков подчеркивал, что «заложенные накануне войны, они (запасы), хотя и были довольно скромными, помогли народному хозяйству, несмотря на тяжелый 1941 год, быстро взять темп и размах, необходимые для успешного ведения войны» [1].

Заключение. Снабжение Красной армии медикаментами и медицинским оборудованием в предвоенные годы определялось задачами подготовки к войне, которую советское политическое руководство считало неизбежной. Однако к войне советская химико-фармацевтическая промышленность оказалась не готовой. Уже в первые месяцы войны возникла острая необходимость осуществления срочных организационных мероприятий, а также пересмотра ряда нормативно-регламентирующих документов. Прежде всего, эвакуация фармацевтических заводов в глубокий тыл, которая фактически потребовала создания новых предприятий в тылу. Ситуация с поставками медикаментов и медицинского оборудования стала постепенно выправляться лишь в начале 1942 года. К этому времени начали вводиться в строй первые эвакуированные предприятия. В целом в 1942 году в кратчайшие сроки на Урале и в Сибири на базе вывезенных из Украины, Белоруссии, Москвы и Ленинграда заводов была создана так называемая восточная группа предприятий химико-фармацевтической промышленности. В частности, крупные химико-фармацевтические предприятия были созданы в Новосибирске (ампульные растворы), Тюмени (натрия хлорид и йод), Анжеро-Судженске (выпуск стрептоцида и сульфидина), Соликамске (калия хлорид) и других городах Сибири. Принятый комплекс мер позволил расширить ассортимент выпускаемого МИ, создания необходимых резервов и уже к 1945 году увеличить почти в 10 раз долю продукции предприятий медицинской и химико-фармацевтической промышленности восточных районов страны (24,5 % от общего выпуска лекарств и изделий медицинского назначения против 2,8 % в 1940 году).

Список литературы

  1. Гончаров С. Ф. Организация мобилизационной подготовки здравоохранения / С. Ф. Гончаров, Ю. И. Погодин. — М., 2011.
  2. Красильников С. А. Военно-промышленный комплекс Сибири / С. А. Красильников. — URL : http://www.sibheritage.ru
  3. Натрадзе А. Г. Очерк развития химико-фармацевтической промышленности СССР / А. Г. Натрадзе. — М. : Медицина, 1977.
  4. Будко А. А. Медицинское снабжение и военная фармация Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. / А. А. Будко. — СПб. : Фарос-плюс, 2001.
  5. Нагибович А. Р. Очерки истории российской военной фармации и медицинского снабжения войск в войнах России и СССР / А. Р. Нагибович. — СПб. : Фарос-плюс, 2002.
  6. Мирошниченко Ю. В. Организация обеспечения медицинской техникой и имуществом войск (сил) / Ю. В. Мирошниченко. — СПб. : Изд-во политехнического ун-та, 2010.
  7. Лапин В. П. Военная фармация в годы Великой Отечественной войны / В. П. Лапин. — Фармация. — 1990. — № 5.
  8. Нечаев Э. А. Медицинское обеспечение Советской Армии в операциях Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. / Э. А. Нечаев. — М. : Воениздат, 1991.
  9. Миндич Д. Советская фармацевтическая промышленность в годы Великой Отечественной войны / Д. Миндич // Альманах «Великая победа : люди, опыт, техника». Приложение к журналу «Энергия промышленного роста». — М., 2010.
  10. Большая Советская Энциклопедия [Электронный ресурс]. — Режим доступа : http://bse.sci-lib.com/article119035.html

 

Учредитель: Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Новосибирский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации (ФГБОУ ВО НГМУ Минздрава России)

Государственная лицензия ФГБОУ ВО НГМУ Минздрава России
на образовательную деятельность:
серия ААА № 001052 (регистрационный № 1029) от 29 марта 2011 года,
выдана Федеральной службой по надзору в сфере образования и науки бессрочно

Свидетельство о государственной аккредитации ФГБОУ ВО НГМУ Минздрава России:
серия 90А01 № 0000997 (регистрационный № 935) от 31 марта 2014 года
выдано Федеральной службой по надзору в сфере образования и науки
на срок по 31 марта 2020 года

Адрес редакции: 630091, г. Новосибирск, Красный проспект, д. 52
тел./факс: (383) 229-10-82, адрес электронной почты: mos@ngmu.ru

Выпуск сетевого издания «Медицина и образование в Сибири» (ISSN 1995-0020)
прекращен в связи с перерегистрацией в печатное издание «Journal of Siberian Medical Sciences» (ISSN 2542-1174). Периодичность выпуска — 4 раза в год.

Архивы выпусков «Медицина и образование в Сибири» доступны на сайте с 2006 по 2016 годы, а также размещены в БД РИНЦ (Российский индекс научного цитирования) на сайте elibrary.ru.

Средство массовой информации зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) —
Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-72398 от 28.02.2018.

© ФГБОУ ВО НГМУ Минздрава России, 2020



22.05.2017
Сетевое издание «Медицина и образование в Сибири» преобразовано в печатное издание «Journal of Siberian Medical Sciences». Дата перерегистрации: 18.05.2017. Свидетельство о СМИ: ПИ № ФС 77-69793.
Подробнее >>

03.04.2017
С 2017 года Издательско-полиграфическим центром НГМУ осуществляется выпуск печатного издания «Сибирский медицинский вестник».
Подробнее >>

08.02.2016
Уважаемые авторы! Открыт прием статей во 2-й номер 2016 года (выход номера — середина мая 2016 г.).
Подробнее >>

11.01.2016
Уважаемые авторы! Продолжается прием статей в 1-й номер 2016 года (выход номера — конец февраля 2016 г.).
Подробнее >>

28.12.2015
Уважаемые авторы! Сетевое издание входило в Перечень ВАК до 30 ноября 2015 г. Работа по включению издания в новый Перечень ВАК продолжается.
Информация о формировании Перечня ВАК
Подробнее >>

Архив новостей


Rambler's Top100