Сетевое издание "Медицина и образование в Сибири"
 
 
  

 
№ 4 - 2008 г.
14.00.00 медицинские науки

УДК 616.895-07:159.961:21
№ 0420800060\0079

ФОРМИРОВАНИЕ КРИТЕРИЕВ ДИФФЕРЕНЦИАЦИИ ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ, СОДЕРЖАЩИХ РЕЛИГИОЗНО-МИСТИЧЕСКИЕ ПЕРЕЖИВАНИЯ

И. А. Зражевская

ГОУ ВПО «Новосибирский государственный медицинский университет Росздрава» (г. Новосибирск)

Психиатры, психотерапевты и психологи предпочитают исключить тему потребности в религии и духовности из терапевтической практики, в связи с чем достаточно часто оказываются некомпетентны в вопросах дифференциации и особенностей подходов к лечению психических расстройств с религиозно-мистическими контентами. В статье предлагаются критерии дифференциации последних и мировоззренческих, культуральных, религиозных убеждений. Акцентируется внимание на формировании биопсихосоциальноспиритуальной парадигмы.

Ключевые слова: религиозная потребность, дифференциально-диагностические критерии, психические расстройства с религиозно-мистическими переживаниями, биопсихосоциальноспиритуальная парадигма, эмпатия, мировоззренческие убеждения


В профессиональном сообществе психиатров, психотерапевтов и психологов постсоветского пространства сформировалось определенное отношение к обсуждению с клиентом/пациентом вопросов вероисповедания, конфессиональной принадлежности, религиозности и в целом духовных проблем индивидуума. Специалисты предпочитают исключить тему религиозности из терапевтической практики и оставить ее на рассмотрение священнослужителей и теологов. Однако К. Юнг, А. Мэйдер, Л. Сонди и др. считали, что потребность в религии и духовности является центральной человеческой потребностью. Даже З. Фрейд, несмотря на убеждение, что «религия – общечеловеческий невроз навязчивости», признавал, что в основе всех религий «лежат самые древние, сильные и неотъемлемые желания человечества». И если значение вытеснения сексуальности подробно изучено и не вызывает сомнений, то почему же столь явно недооценивается вся серьезность и даже трагичность последствий вытеснения религиозной потребности? Возможно именно это является одной из причин увеличения количества пациентов психиатрических стационаров с религиозно-архаическим бредом, сложных деперсонализационно-дереализационных состояний, случаев психотических расстройств с религиозно-мистическими контентами. В результате отсутствия интереса к религиозным нуждам и духовным проблемам клиентов/пациентов немало специалистов в области психического здоровья оказываются некомпетентны в вопросах дифференциации психических расстройств, содержащих религиозно-мистические переживания.

В связи с этим предлагаются дифференциально-диагностические критерии, позволяющие отнести следующие клинические проявления с большей степенью вероятности к психическим расстройствам, чем мировоззренческим, культуральным или религиозным убеждениям.

1. Резкое изменение поведения человека, его социальной направленности. Достаточно часто эти изменения социального функционирования пациент объясняет правилами, догмами вероисповедания. Может происходить полное изменение стиля жизни, разрушение наиболее значимых социальных, в том числе семейных, связей и появление новых, диаметрально противоположных или нехарактерных для данного индивидуума привязанностей и увлечений. Возможна полная изоляция от социальных контактов («затворничество»).

2. Внезапное, неожиданное изменение прежней религиозной конфессии, произошедшее без видимых причин (исключаются случаи, когда изменение вероисповедания связано с эмиграцией или вступлением в брак с представителем иной религиозной конфессии). Здесь возможно несколько вариантов:

а) по механизму «подготовительного поля» бредового восприятия (бредового настроения). Пациент ощущает, что что-то происходит, ему непонятно что, но он абсолютно уверен, что окружающее каким-то образом меняется. Имеет место логически необъяснимое знание. « Психологически невыводимое знание и уверенность больного в особом значении происходящего», согласно Гансу Вальтеру Груле. Пациент высказывает примерно следующее: «Все пространство пропитано какой-то неуловимой атмосферой, настроением, в воздухе чувствуется присутствие чего-то такого», в чем больной не может дать себе отчет. Он испытывает какое-то подозрительное, неприятное, жуткое напряжение, все приобретает новый смысл. Это общее бредовое настроение при всей неопределенности своего содержания психологически невыносимо. В этом случае, как указывал Карл Ясперс, нужно исследовать исходное переживание, обращая внимание не столько на содержание, сколько на чувства и ощущения;

б) когда изменение вероисповедания происходит с целью найти некую веру или учение, чтобы объяснить самому себе и/или другим правильность своих поступков, оправдать себя в собственных глазах или в глазах окружающих. При этом главной задачей является приспособить это учение (веру) к своим нуждам, поставить на службу своим интересам. Такие пациенты широко используют понятийный аппарат современных естественных и общественных наук, любят оперировать различными терминами и цитатами, часто искажая изначальный смысл сказанного или вырывая отдельные положения из общего контекста. Такой стиль отношения к религии мы встречали у лиц с личностными расстройствами (например, гистрионическим/гистрионным, нарцисстическим/нарциссическим, антисоциальным), когда предпринимались попытки выбрать «удобную» религию;

с) по механизму «внезапно открывшейся очевидной истины». Этот признак особенно существенен в случаях, когда новая система веры носит нетрадиционный для данной культуры и местности характер. Такое изменение может сопровождаться появлением сновидений религиозной тематики, разнообразных сенестопатических ощущений, галлюцинаций религиозного содержания (или же эти явления могут ему предшествовать).

3. Особая абсурдность, вычурность патологических идей, глубокая охваченность ими больных, непоколебимая уверенность в их правильности, полное отсутствие критики этих идей и невозможность их коррекции извне. « Бредоподобные заблуждения отдельных личностей всегда предполагают определенное отчуждение от того, во что верят все (т. е. от того, во что принято верить), истинный бред некорректируем из-за происшедшего в личности изменения. Решающим является не интенсивность непосредственной очевидности, а отстаивание того, что кажется больному очевидным» (К. Ясперс).

4. Создание несовместимых микстов из существующих религий, верований, учений и т. п., как попытка найти некую синкретичную (все объединяющую) веру или учение. В этом случае характерно объединение разнообразных богословских и философских доктрин, теорий оккультизма, идей парапсихологии, положений теософии и антропософии.

5. Отсутствие способности к сопереживанию, сочувствию. При этом эмпатия, как способность понять и правильно описать (передать словесно) эмоциональное состояние собеседника, сохраняется. Необходимо отметить, что данный критерий в современном обществе приобретает особое значение (наряду с ощущением экзистенциального вакуума), как «продромальное состояние», предиктор развития целого ряда психических расстройств, например личностных: нарциссического, антисоциального, пограничного и других расстройств психики.

6. Постепенное уменьшение и исчезновение высоко дифференцированных эмоций: дружбы, любви, чувства долга. Уменьшение интереса ко всему волновавшему прежде, сужение круга интересов, иногда сосредоточение на чем-то необычном, не находящем применения в реальной жизни. Эмоционально-чувственное отупение. Возможно сужение и извращение эмоций до полного безразличия ко всему. Снижение воли, проявляющееся подчиняемостью желаниям других, в частности, сомнительным «духовным авторитетам», вплоть до полного отсутствия волевых побуждений.

7. Нетерпимость по отношению к другим мировоззрениям и вероисповеданиям.

Дополнительные критерии (сопровождающие симптомы, факторы):

1. Неприятие, отторжение самой идеи бескорыстной помощи, любви, жертвенности, являющейся основой практически всех фундаментальных религий мира. Отрицание в других возможности бескорыстного совершения каких-либо действий по отношению к себе или кому-либо.

2. Снижение, извращение моральных норм. Создание собственной, часто извращенной, системы морали.

3. Особый циничный или «обесценивающий» юмор, который достаточно часто свойственен личностям с психическими расстройствами.

К культуральным и религиозным убеждениям, особенностям мировоззрения психически здоровых людей следует отнести ситуации, когда имеются:

1. Заблуждения общие для социальной группы (страны, народа, семьи, коллектива). Убежденность отдельных лиц укоренена во всеобщем характере веры. «Коррекция вероисповедания обуславливается не логическими аргументами, а историческими изменениями» (К. Ясперс).

2. Сохранность социального функционирования (в том числе в пределах, связанных с определенными мировоззренческими идеями, представлениями), укрепление дружеских и семейных отношений, коллегиальность. Наличие актуальности связей с близкими.

3. Индивидуум приемлет широкий диапазон мнений, принимает во внимание иные точки зрения. Допускает возможность сомнений в правильности своих суждений, признает их ошибочность (при достаточной аргументации и наличии доказательств), вносит поправки. Может описать и передать другим свои логические построения в понятной форме. (В отличие от параноидного расстройства, которому свойственна безапелляционность суждений, бредовые рассуждения всегда характеризуются отсутствием внутренних неясностей, использованием собственных логических построений для формально-логического объяснения исходно патологической интуитивной бредовой убежденности).

4. Выражена способность к со-чувствию*, со-переживанию*, которая, на наш взгляд, является одной из высших человеческих способностей, характеризующих именно сферу духовности (* – акцент на «со-» сделан намеренно, чтобы усилить момент присоединения к эмоциональному состоянию другого, присутствующий в этих словах). Это с едьмое чувство , позволяющее стереть границы и почувствовать чужую боль или радость как свою собственную, а в более высоком смысле – и весь мир как единое целое. Именно со чувствие пробуждает стремление бескорыстно помогать другому.

5. Стремление к бескорыстной помощи окружающим, альтруизм (фр. a ltruisme, от лат. alter – другой) – нравственный принцип, предписывающий сострадание и милосердие к другим людям, бескорыстное служение им и готовность к самоотречению во имя их блага . Обращенный к индивиду, как носителю частного интереса, альтруизм предполагает самоотречение, ибо в условиях социальной и психологической обособленности между людьми забота об интересе ближнего возможна лишь при ограничении собственного интереса.

6. Развитие высоко дифференцированных эмоций: любви, дружбы, чувства долга. Укрепление морально-этических норм.

7. Толерантность по отношению к другим мировоззрениям и вероисповеданиям.

Наши наблюдения показывают, что на данном этапе мировоззрение врача и его религиозно-культуральная ориентация во многом определяют подходы к диагностике, лечению и реабилитации больных. Особое значение это имеет у лиц с психическими и поведенческими расстройствами. Отношение психиатра к религиозным переживаниям пациента, как и содержание, которое он вкладывает в понятие «психического здоровья», часто определяется религиозными убеждениями самого врача. Конечно, данную тему невозможно рассмотреть в рамках этой публикации. Необходимо дальнейшее совершенствование критериев дифференциации психических расстройств с религиозно-мистическими контентами и мировоззренческих, культуральных, религиозных убеждений, серьезное и глубокое изучение последствий вытеснения потребности в религии . На 161-м Ежегодном собрании Американской психиатрической ассоциации (май 2008 года, Вашингтон) основным направлением современного этапа развития психиатрии и психотерапии был назван переход от биопсихосоциальной парадигмы к формированию биопсихосоциальноСПИРИТУАЛЬной. Новая парадигма рассматривает духовное начало человека как научную реальность, а не как религиозную догму .

Список литературы

  1. Кондратьев Ф. В. Психиатрический аспект последствий деятельности современных культовых новообразований / Ф. В. Кондратьев // Рос. психиатр. журн. – 1997. – № 2. – С. 25–30.
  2. Кронфельд А. Становление синдромологии и концепции шизофрении / А. Кронфельд. – М. : Независимая фирма «Класс», 2006. – 768 с.
  3. Положий Б. С. Социальное состояние общества и психическое здоровье / Б. С. Положий // Руководство по социальной психиатрии / Под ред. Т. Б. Дмитриевой. – М. : Медицина, 2001.
  4. Положий Б. С. Стрессы социальных изменений и расстройства психического здоровья / Б. С. Положий // Обозрение психиатрии и мед. психологии им. В. М. Бехтерева. – 1996. – № 2. – С. 136–143.
  5. Ясперс К. Общая психопатология ; пер.с нем. / К. Ясперс. – М. : Практика, 1997. – 1056 с.

 

Учредитель: Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Новосибирский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации (ФГБОУ ВО НГМУ Минздрава России)

Государственная лицензия ФГБОУ ВО НГМУ Минздрава России
на образовательную деятельность:
серия ААА № 001052 (регистрационный № 1029) от 29 марта 2011 года,
выдана Федеральной службой по надзору в сфере образования и науки бессрочно

Свидетельство о государственной аккредитации ФГБОУ ВО НГМУ Минздрава России:
серия 90А01 № 0000997 (регистрационный № 935) от 31 марта 2014 года
выдано Федеральной службой по надзору в сфере образования и науки
на срок по 31 марта 2020 года

Адрес редакции: 630091, г. Новосибирск, Красный проспект, д. 52
тел./факс: (383) 229-10-82, адрес электронной почты: mos@ngmu.ru

Выпуск сетевого издания «Медицина и образование в Сибири» (ISSN 1995-0020)
прекращен в связи с перерегистрацией в печатное издание «Journal of Siberian Medical Sciences» (ISSN 2542-1174). Периодичность выпуска — 4 раза в год.

Архивы выпусков «Медицина и образование в Сибири» доступны на сайте с 2006 по 2016 годы, а также размещены в БД РИНЦ (Российский индекс научного цитирования) на сайте elibrary.ru.

Средство массовой информации зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) —
Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-72398 от 28.02.2018.

© ФГБОУ ВО НГМУ Минздрава России, 2018



22.05.2017
Сетевое издание «Медицина и образование в Сибири» преобразовано в печатное издание «Journal of Siberian Medical Sciences». Дата перерегистрации: 18.05.2017. Свидетельство о СМИ: ПИ № ФС 77-69793.
Подробнее >>

03.04.2017
С 2017 года Издательско-полиграфическим центром НГМУ осуществляется выпуск печатного издания «Сибирский медицинский вестник».
Подробнее >>

08.02.2016
Уважаемые авторы! Открыт прием статей во 2-й номер 2016 года (выход номера — середина мая 2016 г.).
Подробнее >>

11.01.2016
Уважаемые авторы! Продолжается прием статей в 1-й номер 2016 года (выход номера — конец февраля 2016 г.).
Подробнее >>

28.12.2015
Уважаемые авторы! Сетевое издание входило в Перечень ВАК до 30 ноября 2015 г. Работа по включению издания в новый Перечень ВАК продолжается.
Информация о формировании Перечня ВАК
Подробнее >>

Архив новостей


Rambler's Top100